Главная страницаГлавная страницаПоиск и карта сайтаПоиск и карта сайтаОбратная связьRUEN

Генеральный директор Группы "Илим" Франц Маркс: "Мы постоянно отслеживаем ситуацию на рынке"

КоммерсантЪ. Приложение "Лесная промышленность и упаковка" — 30 сентября — 

Крупнейшая в России по объемам выпуска целлюлозно-бумажной продукции группа "Илим" завершает реализацию ряда масштабных инвестпроектов. Общий объем вложенных в них средств — $1,5 млрд — рекорд для отрасли за последние 30 лет. При этом у компании остается много планов по развитию. О том, что сделано за год с момента его прихода на должность, и следующих шагах компании рассказал "Ъ" в своем первом интервью гендиректор группы "Илим" Франц Йозеф Маркс.

— "Илим" — одна из немногих компаний, которые на фоне общего экономического спада активно инвестировала в несколько крупных проектов. Когда планируется выход новых производств на полную мощность и какого вы ожидаете эффекта от этих вложений?

— "Илим" на рынке уже давно и надолго, поэтому о сворачивании инвестиций в нашем случае речь не идет. Напротив, мы завершаем реализацию инвестиционной программы общей стоимостью $1,5 млрд. Это рекордные инвестиции, ведь за последние 30 лет в российской целлюлозно-бумажной промышленности не было единовременных вложений такого масштаба. То есть мы с вами свидетели бизнес-события, которое происходит в новейшей истории лесной отрасли России впервые.

Крупнейшими проектами инвестпрограммы стали два проекта. В братском филиале группы "Илим" был реализован "Большой Братск" — это крупнейшая в мире линия по производству беленой хвойной целлюлозы мощностью 720 тыс. тонн, ориентированная на стратегически важный для нас китайский рынок.

Второй проект — "Большая Коряжма" в Архангельской области. В Коряжме мы построили новое бумагоделательное производство мощностью 220 тыс. тонн продукции в год. Здесь выпускается три основных вида продукции: офисная бумага потребительских форматов, офсетная и мелованная бумага. Мелованная бумага до этого момента не производилась в России. Кроме этого нам удалось в весьма сжатые сроки добиться выпуска офисной бумаги самого высокого качества А-класса, которая в России не производится. Сейчас мы завершаем процесс квалификации и уже скоро начнем выпускать новую офисную бумагу. Таким образом, мы реализуем нашу стратегию по импортозамещению и производству в России качественной продукции с высокой добавленной стоимостью.

Новые производства в Братске и Коряжме были запущены в 2013 году и сейчас постепенно выводятся на проектные мощности. По "Большому Братску" общий объем производства нашего братского филиала превысит 1 млн тонн. Плюс развитие — то, без чего нельзя расти: внедрение передовых технологий в процессы переработки, снижение себестоимости продукции, создание высококвалифицированных рабочих мест, снижение удельных показателей воздействия на окружающую среду. Плюс к этому мы обеспечим рост выручки от 1 кубометра потребляемого сырья.

— Вы рассказали об уже реализованных проектах, которые были запланированы достаточно давно. Какое развитие предполагается на 2014-2015 годы и на среднесрочную перспективу?

— У нас есть стратегия развития, которая регулярно обсуждается на совете директоров компании. Приоритет для группы "Илим" — повышении эффективности операционной деятельности и бизнес-процессов. Что касается ближайших инвестиций, то в 2014-2015 годах мы планируем вкладывать примерно $150-200 млн ежегодно, это в большей степени текущие, технические, инвестиции, направленные на снижение затрат и поддержание стабильной работы оборудования. Эти средства будут вложены не только в производственные филиалы в Коряжме, Братске и Усть-Илимске, но и в направление лесозаготовки. Наша задача — повышать конкурентоспособность группы "Илим" на мировом уровне и войти в число наиболее эффективных компаний с точки зрения прибыльности, производительности, безопасности в нашей отрасли в мире.

— Не планируете ли вы оптимизировать свой портфель активов, учитывая сложную ситуацию на рынке? Будете что-нибудь продавать или, наоборот, покупать интересующие вас объекты?

— Мы постоянно проводим анализ ситуации на рынке, регулярно оцениваем активы и рассматриваем предложения от других компаний. В настоящий момент мы удовлетворены нашим портфелем и пока не видим предприятий, достаточно привлекательных по цене.

— Вы стали главой компании больше года назад, с какими основными сложностями вы столкнулись, вступив на этот пост, и как они решались?

— В 2013-м у нас было несколько главных задач. В первую очередь завершить и запустить проекты "Большой Братск" и "Большая Коряжма", о которых я уже рассказал, укрепить управленческую команду, пересмотрев структуру компании, и затем вплотную заняться эффективностью во всех сферах. То есть сконцентрировать усилия на том, что критически важно для всех производственных компаний: оптимизировать затраты, снижать себестоимость выпускаемой продукции, наращивать объемы качественной продукции и тем самым увеличить доход. Мы успешно провели реструктуризацию компании, уйдя от управления по бизнес-единицам, и сформировали эффективную и прозрачную организационную структуру по функциональному принципу.

— В "Илиме" мы видим редкое для России паритетное соотношение акционерного капитала. Насколько это затрудняет работу и как осуществляется корпоративное управление?

— Вы правы, конструкция не из простых. Группа "Илим" — это совместное предприятие, где 50% акций принадлежит российским акционерам и 50% — компании International Paper. Да, это не самое распространенное в бизнесе соотношение, но именно эта конструкция позволяет нам эффективно развивать крупнейшую в России целлюлозно-бумажную компанию, внедряя лучшие мировые практики и используя опыт сильной международной команды менеджеров. Безусловно, такая конструкция — одна из сложнейших в управлении, но нам удается находить баланс интересов всех акционеров компании.

— С учетом участия иностранного капитала в вашей компании ожидаете ли вы трудностей из-за санкций, введенных Западом против России? Могут ли возникнуть проблемы с привлечением иностранного капитала и насколько могут подорожать заемные деньги?

— В ситуации с санкциями, конечно, не хватает диалога между сторонами. Мы бизнесмены и понимаем, что любая бизнес-проблема имеет решение, которое устроило бы всех. Путь к его поиску — переговорный процесс.

Напрямую в данный момент мы на себе действия санкций не ощущаем, поскольку ключевым рынком для компании остается Россия. Однако в случае ужесточения санкций появляются риски для всего отечественного бизнеса, а не только для лесопромышленной отрасли, поскольку, например, могут ухудшиться доступность и стоимость финансовых и кредитных ресурсов.

Мы, конечно, просчитывали все возможные варианты осложнения ситуации с европейскими рынками и готовы к ним. Если говорить о цифрах, то в Европу мы поставляем порядка 400 тыс. тонн продукции, и мы прорабатываем наши действия на случай, если вдруг продажи этих объемов окажутся под угрозой. Мы уверены, что наши китайские, японские и корейские клиенты готовы взять эти объемы на себя. Китай является стратегически важным рынком для группы "Илим". Это один из самых быстрорастущих рынков в мире. Компания присутствует на нем более 17 лет и за это время завоевала статус ключевого поставщика хвойной целлюлозы и тарного картона.

Есть еще один момент. Мы планируем реализовать проект "Большой Усть-Илимск", но пока что не инвестируем, ожидая улучшения экономической ситуации. Это связано с инвестиционными рисками и возможными проблемами с банками. Для масштабных проектов такого рода требуются внушительные займы, и в настоящий момент не представляется возможности такие займы осуществить.

— Каковы первостепенные задачи в краткосрочной перспективе?

— Сегодня, в 2014-м, у нас есть свой набор приоритетов. Во-первых, это развитие наших людей. Это касается повышения уровня безопасности, обучения и развития лидерских качеств наших работников. Во-вторых, достижение запланированных финансовых показателей и вывод новых производств на проектные мощности. В-третьих, операционная эффективность: достижение запланированных показателей по улучшениям, не связанным с изменением цен на нашу продукцию, улучшение качества продукции. И в-четвертых, но далеко не последнее по значимости — это укрепление партнерских отношений с нашими ключевыми клиентами. Сейчас мы заняты усилением своих позиций на китайском рынке, одновременно уделяя внимание ключевым потребителям на российском и других важных для нас рынках.

— Вы уже можете прогнозировать итоги работы в 2014 году?

— Мы занимаемся прогнозированием развития ситуации постоянно и при необходимости вносим коррективы в наши планы. По нашим предварительным прогнозам, объемы производства в 2014 году превысят 2,9 млн тонн продукции ЦБП, то есть вырастут более чем на 340 тыс. тонн по сравнению с 2013 годом. Это хороший рост, более чем на 13%. Что касается финансовых показателей, то мы их обычно не раскрываем в виду того, что акции нашего партнера International Paper котируются на бирже и поэтому у них существуют крайне жесткие требования к раскрытию информации. Но в любом случае мы прогнозируем гораздо более удачный год по сравнению с весьма тяжелым 2013 годом.

— Каковы ваши прогнозы на 2015 год? Чего вы ждете от рынка?

— В 2015-м мы ожидаем восстановления российского рынка белых бумаг и продолжения роста потребления упаковочных материалов. С другой стороны, мы предполагаем, что наши конкуренты в области гофроматериалов будут вводить новые мощности и, как следствие, усилится конкуренция на внутреннем рынке. Мы к этому готовы. Такая здоровая конкуренция как раз и требует от нас реализации мер по повышению уровня эффективности компании. Будем доказывать, что мы лучшие. Доказывать делом.

Мы постоянно отслеживаем ситуацию на рынке, и если мы видим, что возникла потребность в каких-либо новых видах продукции, мы можем гибко отреагировать и запустить производство новой продукции на имеющемся или новом оборудовании.

— Как бы вы описали основные тренды на мировом и российском рынках целлюлозно-бумажной промышленности? Какие направления сейчас наиболее перспективны?

— Если брать тенденции и российского, и мирового рынков ЦБП, то и те и другие разнонаправленны. И как раз наша задача — учитывать все тренды и на их основании выстраивать свою стратегию. В странах ЕС и в США сейчас наблюдается перепроизводство, особенно в области белых бумаг. Там повсеместно происходит остановка бумагоделательных машин. В то же время в Китае сохраняются высокие темпы роста спроса и вводятся новые мощности. В результате мы видим смещение географии производства и потребления продукции нашей отрасли.

В развитых странах отмечается одна устойчивая тенденция, связанная с соображениями экологичности. Происходит постепенный, но ощутимый уход от пластиковой упаковки и переход на более экологичную картонную и бумажную. Это правильно, и мы надеемся, что в России и странах СНГ потребители также озаботятся темой экологичности и в скором времени мы увидим увеличение доли бумажной упаковки.

Раньше производители много работали с макулатурным сырьем, но сейчас в Западной Европе активно работают над исключением макулатуры из производства упаковки для пищевых продуктов и вообще везде, где возможен контакт упаковки с пищей. Это объясняется риском переноса потенциально опасных веществ на продукты питания. Это можно считать мировой тенденцией, и мы прогнозируем, что на российском рынке в упаковке пищевых продуктов со временем также увеличится доля первичного волокна.

— Кто сейчас основные конкуренты "Илима"? Как проходит борьба за рынок и есть ли у вас в этой конкурентной борьбе слабые стороны?

— Здесь надо разделить вопрос на внутренний и внешний аспекты. На внутреннем рынке основные конкуренты группы "Илим" — это производители целлюлозного и макулатурного картона, а также белых бумаг. В то же время на мировом рынке это ведущие мировые производители целлюлозы и картона, с которыми мы активно конкурируем на рынках Китая и Европы. Что же касается слабых сторон, то этот термин нуждается в уточнении. Мы видим, что нужно делать, в каком направлении работать, и бросаем туда свои силы, реструктурируя компанию, запуская новые мощности, диверсифицируя производство. Считать ли это слабыми сторонами или просто новыми возможностями? Я бы лучше ответил про сильные стороны компании. У нас есть ряд конкурентных преимуществ. Это крепкая команда менеджеров, наличие лесных ресурсов и географическая близость к Китаю.

— В середине августа полпред в ДФО Юрий Трутнев жестко раскритиковал состояние лесной отрасли в регионе и в России в целом. Как вы смотрите на этот вопрос и как собираетесь решать имеющиеся проблемы?

— Здесь скорее необходимо говорить о состоянии лесной отрасли России в целом. Мы приветствуем те изменения, которые в последнее время происходят в нормативно-правовой базе лесного комплекса, в том числе принятие государственной Лесной политики, внесение изменений в Лесной кодекс, утверждение единого формата договора аренды и другие. Мы считаем, что они благотворно влияют на отрасль. Но необходимо продолжать эту работу системно и активнее внедрять методы интенсивного лесопользования.

К сожалению, пока еще не решен вопрос и с инфраструктурным обеспечением ресурсов — я имею в виду строительство и содержание лесных дорог. Дороги в России в принципе не самое сильное место, что уж говорить про дороги в лесу. Требуется более взвешенный подход к решению вопроса с пошлинами на импортную продукцию. Также стоит обратить внимание на образование и развитие отраслевой науки — важно объединить усилия бизнеса и государства, чтобы создать единый национальный исследовательский центр, где будут консолидироваться силы и идеи.

Лесная отрасль — одна из возможностей развития для экономики России, она объединяет возобновляемые ресурсы, которые при грамотном управлении и привлекательных инвестиционных условиях ведения бизнеса могут внести весомый вклад в развитие экономики. Важно создать эти условия и дать бизнесу развиваться.

— Недавно в России запустили электронные торги лесом. Каковы практический смысл и перспективы лесной биржи? Готовы ли вы на нее выходить?

— Мы уже договорились об обмене информацией с организаторами торгов и наблюдаем за развитием ситуации. Здесь принципиально важно, чтобы у компаний всегда оставалась возможность выбора, каким образом закупать лесное сырье.