Захар Смушкин: «Наш главный принцип – корейский, то есть опора на собственные силы»

Захар Смушкин – о поддержке инвесторов государством, новых проектах компании в лесопереработке и личном проекте частного музея

Захар Смушкин: «Наш главный принцип – корейский, то есть опора на собственные силы»

В 2018 г. состояние петербуржца Захара Смушкина, по версии Forbes, выросло на $300 млн и достигло $1 млрд. Это позволило ему переместиться в списке богатейших российских бизнесменов со 148-го на 105-е место.

Основной бизнес Смушкина связан с лесопромышленной отраслью. Он совладелец группы «Илим» – крупнейшей в России лесозаготовительной и лесоперерабатывающей компании. Одновременно Смушкин занимается девелоперским бизнесом, его компания «Старт девелопмент» развивает проект города – спутника Санкт-Петербурга (134 000 человек, почти 9 млн кв. м недвижимости), куда должны переехать кампусы двух больших университетов – ИТМО и СПбГУ.
Партнер «Илима» – американская International Paper, один из мировых лидеров в лесопереработке, в проекты СП инвестировано уже 230 млрд руб. Среди новых проектов крупнейшим может стать строительство еще одного целлюлозно-бумажного комбината, а возможно, и нескольких. Бизнесмен надеется, что компании поможет новый механизм поддержки инвесторов – соглашения о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), которого давно ждут российские бизнесмены.

– В последнее время вы активно участвуете в обсуждении СЗПК. Эта тема поднималась во время недавнего визита президента Владимира Путина в РСПП (вы входите в бюро правления союза), на расширенном заседании коллегии Минфина с участием премьер-министра Дмитрия Медведева, куда вас также пригласили. В чем основные плюсы механизма СЗПК – для вас и вообще крупного бизнеса?

– В силу различных причин ВВП России сегодня имеет низкие темпы роста. Один из основных способов изменения этого – увеличение прямых инвестиций. Появление нового инвестиционного закона – правильный шаг, в какой-то степени даже запоздалый. Предполагается, что СЗПК будет носить интегральный характер и определит ряд важных условий. Во-первых, это шаг в сторону систематизации законодательства, которое сопровождает инвестиционную деятельность в России. Сегодня одновременно действует порядка 15 различных видов документов – дисперсия достигла критической массы. Новый закон призван интегрировать все имеющиеся инициативы и правовые акты.
Во-вторых, у инвестора появится возможность заключать соглашение напрямую с федеральным правительством. Это важно для бизнеса, так как такое соглашение можно оценивать как самостоятельный актив, имеющий собственную стоимость в силу его высокой юридической легитимности.
Наконец, третье, ключевое условие – в законопроекте может быть предусмотрен заявительный характер. При подписании соглашения стабилизируются условия реализации проекта на весь срок действия соглашения, т. е. до 18 лет. Прежде всего фиксируется размер налогов на прибыль и имущество. Предполагаются и специальные условия. Совместно с министерством или монополистом можно определить особый размер тарифов, платы за ресурсы и проч. Важный для бизнеса момент – законопроект предусматривает дополнительные источники финансирования инженерной и социальной инфраструктуры общего пользования. Для этого, как предполагается, государство разработает механизм возмещения налогов, уплаченных компанией за выбранный инвестором пятилетний период, но не позднее 10 лет с момента начала реализации проекта.
Надеемся, что законопроект будет внесен в Госдуму в весеннюю сессию и все предложения РСПП, появившиеся в процессе обсуждения, будут учтены. Хорошо бы внести небольшую корректировку в название «Соглашение о защите и поощрении капиталовложений». Поменять местами «защиту» и «поощрение». Ведь сначала необходимо создать условия для инвестиций, а потом защищать их.

– Что вы думаете о других мерах стимулирования инвестиций, разрабатываемых уже аппаратом вице-премьера Дмитрия Козака, – специальных инвестиционных контрактах (спик; сейчас готовится их новая версия – спик 2.0) и корпоративных программах повышения конкурентоспособности с обязательствами по увеличению экспорта?

– Я думаю, что идеология правительства в отношении спиков следующая. У нас уникальная по многим параметрам страна. Есть зоны с особыми природно-экономическими условиями. Например, Арктика, где инвесторам нужны преференции, предоставить которые в рамках общего законодательства невозможно. Но таких проектов единицы.
Есть понятия «аутсорсинг» и «инсорсинг». Все, на что есть арбитраж, есть рынок – государству не нужно держать у себя на балансе. Возьмем, например, СМИ. Если вы хотите, чтобы вас все время хвалили, нужен инсорсинг. Если хотите объективности – аутсорсинг. (Улыбается.) Здесь такой же принцип.
Механизм спиков также может быть оправдан в отношении отдельной отрасли, если целью является развитие конкретных проектов. Тогда на определенный период создаются специальные условия, стимулирующие ускоренное развитие в локальной области. После того как проекты достигают достаточного уровня зрелости, отрасль переходит на обычное регулирование.
Все, что имеет пометку «специальный», оправдано только в том случае, если оно уникально. В любом другом случае – нет. Это моя точка зрения.

– Можно ли противопоставлять спик и СЗПК?

– Очень правильный вопрос. Например, Дмитрий Медведев на совещании отметил, что есть законы приоритетные и есть вторичные по отношению к приоритетным. На мой взгляд, приоритетным является СЗПК, а спик – вторичным.

– Под какие проекты вы хотите подписать СЗПК?

– На сегодняшний день законопроект определяет минимальные вложения для инвестора в размере 5 млрд руб. Из которых 1 млрд должны быть собственными средствами.
Сейчас у группы «Илим» в реализации находится ряд проектов – как greenfield, так и brownfield. В этом списке масштабные проекты по развитию лесопромышленного комплекса Сибири с увеличением объема выпуска продукции на 1 млн т в год. Инвестиции составляют более 100 млрд руб. Это модернизация действующих производств в Братске и Усть-Илимске стоимостью 38 млрд руб., которая даст дополнительно порядка 400 000 т продукции. И проект «Большой Усть-Илимск» по строительству нового картонного производства мощностью 600 000 т продукции в год с объемом вложений на уровне 67 млрд руб. Любой проект текущей инвестиционной программы «Илима» превышает 5 млрд руб. Не говоря уже об отдельном потенциально рассматриваемом greenfield-проекте по строительству нового целлюлозно-бумажного комбината стоимостью 180–200 млрд руб.
К сожалению, целлюлозно-бумажное производство весьма капиталоемкое. Если мы говорим о CAPEX на выработку 1 т продукции – это порядка $2500–3000 для проектов greenfield. Если говорим об операционных издержках – $400–500 за 1 т.

– СЗПК, вы сказали, планируется подписывать на срок до 18 лет. А ваши проекты сколько времени занимают?